Сб, 22 Июл 2017, 15:44:18

Приветствую Вас Гость

Главная | Регистрация | Вход | RSS
     Будь...

Главная » Статьи » О "вечном"

Вечное познание даосов


Что нужно человеку, кроме любви и... бессмертия? Но если с первым люди как-то разбираются, то второе целиком отдано на усмотрение религий. Есть учения, которые одновременно и религия, и этика, и вечная дорога. Дао - из их числа, хотя его пути для большинства россиян остаются неисповедимы. В поисках новых открытий... за стены даосского монастыря, затерянного в горах срединного Китая...


Провинциальный даосский монастырь в Китае - это, обычно, приютившаяся на косогоре усадьба, в которой расположено несколько домов и двориков. Примерно как у нас на Кавказе, только всё гармоничнее и красивее. Ведь храмы должны вписываться в природу, для чего строятся в соответствии с наукой фэн шуй. Дерево и камень - в гармонии вишнёвого, голубого и белого цветов. Крыши зданий характерно изогнуты, словно кончики крыльев больших взлетающих птиц, с черепичными чешуйками вместо перьев. Удобно для водостока и просто очень красиво. Даже кирпичные фронтоны приобретают какую-то воздушную пластику -словно палатка, притянутая к небесным колышкам.

ДУХОВНЫЕ СОБРАТЬЯ
Архитектурно даосский монастырь напоминает своего ближайшего родственника по вере - монастырь буддистский. Известно, что монашество и монастыри не были органически присущи даосизму и возникли в нём под влиянием именно буддизма. В то же время в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят. По стилю жизни буддистский монастырь отличается от даосского, как ведомственный пансионат от турбазы. В последней тоже всё организовано, но в то же время больше некоторого творческого беспорядка и самоорганизации. Знатоки отмечают, что в монастырях у буддистов больше внешней дисциплины, а у даосов - внутренней. Даосизм - это фактически свободная ассоциация независимых храмов, не похожих один на другой. Настоятель храма не подчиняется так жёстко патриарху, как, например, православной церкви, и обладает большой свободой для творческой деятельности. Влияние патриарха более духовное, и сравнимо с влиянием других великих мастеров.
В отличие от буддистских монастырей в даосских можно останавливаться без особых сложностей. Понятие "монастырские стены" тут вообще отсутствует, многие храмы открыты круглосуточно. Любой может прийти и жить. Однако наплыва местных бомжей не наблюдается, и не только за неимением таковых в китайской глубинке. Здесь, как и в любом монастыре, подкармливают скорей духовными витаминами души, истощённые мегаполисным социумом.

ЧАСТОТА БЕССМЕРТИЯ
Хотя религиозный даосизм возник под влиянием буддизма, каждый монастырь был, да и остаётся связан с бессмертным или кланом таковых. Продолжатели бессмертных создавали организованные школы, нетленные практики которых затем вырождались в прообраз религиозного почитания и веры. Сопровождающий нас мастер Чом заметил по этому поводу, что качество духовной жизни в разных монастырях можно проверить довольно просто, а именно - по уровню агрессии; не внешней, конечно (такого тут вообще нет), а внутренней, направленной против себя. Другой критерий - правильный ритм. Проживание своей жизни в определённом ритме, связанном с дисциплиной, порядком и этикой - это, в общем-то, основа монастырского "лада", своего рода единственное условие для осмысления и ощущения своей жизни. Её, так сказать, частота.
Ритм монастырской жизни, он же распорядок, довольно естественный. В семь утра завтрак, в приготовлении его помогают юные девушки из соседних деревень - не то чтобы кандидатки в монахини, а скорей вольноопределяющиеся послушницы. Умеренность в питании - один из принципов монастырской жизни, полезный с любой точки зрения; традиционная еда - несолёный рис, грибы, соя и соевый соус, имбирь, пряные приправы. Днём - работа по монастырю, перемежаемая практиками, чтением трактатов и иными занятиями "по индивидуальному графику". "Пусть утро будет религиозное, день - философский, а вечер - практический...", - заметил по этому поводу мастер Чом. Впрочем, "практической" можно считать и ночь. После 23 часов шуметь нельзя, но практики продолжаются своеобразными циклами - до часу ночи, с часу до трёх, с трёх до пяти. Хотя в традиции сновидческие практики особо не выделяются, а в ряде школ даже не приветствуются - ввиду того, что даосы не разделяют понятие сна и бодрствования. Для них это просто разные качества проживания, определяемые энергией, и оба качества должны проживаться в медитационном состоянии. Когда хотят описать адепта даосского учения, то обычно говорят о созерцателе-подвижнике, склонном к парадоксам юродивому, мыслителе и поэте, политике и учёном. Посему внешний вид даосского мастера бывает обманчивым. Нередко они выглядят подчёркнуто просто и не выделяются - до тех пор, пока не оденут мантию и подберут "хохолок" на макушке для совершения обряда. В то же время наставника монастыря можно отличить по аскетически подтянутой крепости и тому, что он "видящий". Последнее не наблюдаемо, но как-то чувствуется - в монастырском наставнике Жэне мы сразу определили духовного лидера.

ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО...
"Как даосы ориентируются в сложном мире, если у них нет чётких определений добра и зла, истины и заблуждений?", - задаём мастеру Чому сакраментальный вопрос. Оказывается, даосская традиция рассматривает понятие духовности не как систему морально-этических норм, призванную удержать человека в рамках, а как силу, которая реально существует и посредством которой можно развиваться. Дух не является безликим или абстрактным - это энергия, только более высокого уровня. Если же мы принимаем участие в каких-либо действиях и наше сознание считает их негативными, то мы разрушаем нашу духовную сущность. Можно определить это как завязывание кармических узлов. С позиции даосской алхимии это означает увязывание иньских энергий, которые затем разрушают человека и мешают ему развиваться.
Обычно в даосском храме несколько помещений и алтарей. Как правило, храм имеет много входов и выходов со всех сторон (восемь дверей), отчего возникает впечатление его воздушности. Иногда перед алтарями тихо играет музыка. Под "стрехой" крыши орнаменты, переходящие в иероглифы, и наоборот. По мнению учёных, иероглифы более образная система знаков, чем алфавитная письменность, - а значит, более приспособленная для непосредственного знания. Помимо таинственных иероглифов много иной символики, понятной в полной мере разве что посвященным. Оно и немудрено: говорят, труд Лао Цзы "Дао-дэ Цзин" - своего рода даосская Библия - был оставлен им перед исчезновением именно в этом монастыре. А на боку бронзового котла или кувшина выбиты "письмена" из "Книги перемен" И-Цзин, слегка похожие на азбуку Морзе. Это своего рода "Ветхий завет" даосизма.

ИСКУССТВО ПОГЛУПЕТЬ
Пытаемся разобраться в загадке Книги перемен. Ведь наш выбор не зависит от таких неуместных пустяков, как орёл или решка, рисунок чаинок или трещины на панцире черепахи. На что один из монастырских "книжников" ответил примерно так: Откуда мы знаем, какая информация полезна? Наши планы постоянно меняются вследствие непредвиденных обстоятельств. Как мы узнаем, что собранных сведений достаточно для принятия решения? Может быть, они сами сообщают о своей достаточности? Отнюдь. Европейцы дотошно собирают необходимые данные и вдруг действуют, то ли устав от размышлений, то ли просто потому, что пришло время что-то решать. Не зависит ли это от тех же "неуместных пустяков", которые имеют значение при гадании на стебельках тысячелистника? Гораздо чаще наши важные решения зависят от "наития", а их надёжность - от способности "ощущать" ситуацию. И хотя И-Цзин сама по себе не содержит точных сведений, она является полезным инструментом, который служит тому, кто "находится в Дао".
С помощью И-Цзин китайцы научились принимать спонтанные решения, эффективность которых зависит от умения человека "отпускать" свой ум, предоставляя ему действовать самому по себе. Говорят, нельзя почувствовать, что подразумевается под Дао, не "поглупев" в особом смысле слова. Пока сознательный ум пытается втиснуть весь мир в сеть жёстких абстракций - до тех пор дух Дао останется для вас чужд. Задача не в том, чтобы довести свой ум до безмыслия, а в том, чтобы, пользуясь им без усилий, дать проявиться врождённым его силам. С этой точки зрения европейское недоверие к человеческой природе даосам представляется чем-то вроде шизофрении. "Весь свод законов ничто по отношению к Пути", - сказал Конфуций за несколько лет до смерти, поняв, что все морально-этические нормы ничто без серьёзной работы над собой.

ПРАКТИКИ СПАСИТЕЛЬНОЙ КРАСОТЫ
Постоянных обитателей в монастыре относительно немного, всего около 30 монахов и монахинь. Как поведал настоятель Жэн, в культурную революцию многие разбежались по окрестным деревням, но как только стало возможно, - вернулись обратно. Живут все отдельно в своих кельях, в остальном никакого разделения по половому признаку не заметно. Живут, довольствуясь малым, непонятно на что. То есть, конечно, в первую очередь на пожертвования. Существует даже особый регламент обращения монахов за подаянием, препятствующий его перерождению в попрошайничество. "Самое главное в этом деликатном деле: монах не должен терять своё достоинство и навязываться окружающим, - сдержанно комментировал традицию мастер Чом. - Иногда этот принцип вольно или невольно нарушается". В монастырской лавочке приторговывают религиозными сувенирами, только вместо распятий или иконок присутствуют аксессуары неисповедимого Дао.
Даже неспешная внутрихозяйственная монастырская деятельность подчинена в первую очередь задачам практики - своего рода трудотерапии. Или тому, что на западе называют "милье-терапия" (лечение искусством). Следствие последнего - особая красота по-даосски. Разнообразные творения рук человеческих сочетаются с красотой окружающей природы, и даже воздух кажется облагороженным - в традиционных железных курильнях, похожих на маленькие пагодки или большие чугунки, всегда тлеют высохшие стебли и палочки благотворных трав, добавляя к горной свежести самые разные оттенки ароматов. Как духи: утром одни, вечером другие - ибо Дао утреннее отличается от Дао вечернего. Аналогично обстоит дело с очистительными звуками. Звук маленьких колокольчиков тонок и больше напоминает тонкие вибрации мелодичных трубок. Но в первый и пятнадцатый лунный день - то есть в полнолуние и новолуние - звонить в них нельзя: по даосским поверьям, в эти дни на звук колокола может слететься всякая нечисть.
Особое место между искусствами внешними, внутренними и трудом во славу ближнего занимает лечение. Лечат, надо признать, в монастыре хорошо, с использованием всего арсенала древней китайской медицины - сочетая, например, травотерапию с иглоукалыванием. При этом невольно возникает крамольная мысль, что, возможно, хорошим развитием монастырская медицина обязана именно неудачным опытам с бессмертием. Впрочем, как известно, самолёты тоже иногда падают, но это не отвращает людей от желания летать. "Генная инженерия - это, по сути, часть даосских алхимических практик, только инструменты разные", - пояснял нам суть дела мастер Чом.
Помимо изучения старинных медицинских трактатов, монахи занимаются также сбором лекарственных трав, каллиграфией. Средний даос знает наизусть десятки книг и ритуалов, сведущ во многих науках: медицине, астрологии, геомантии и других. Причём нельзя считать даосов косными традиционалистами: в последнее время в монастырях появились даже компьютеры. Впрочем, к практикам это особого отношения не имеет. При настоятеле храма имеется "канцелярия", где в книги записываются посетители храма, их просьбы, пожертвования и т.д. Основной целью посещений "мирян" является "освящение" духов с домашних алтарей. Их проносят сначала над треножником для сжигания благовоний, а потом - в глубину храма на церемонию. После продолжительной церемонии освящения богов забирают обратно.
В неспешном погружении в жизнь монастыря мы познакомились с Тьян - монашкой высшего ранга. Выглядит Тьян удивительно молодо, как и прочие "дао-сянки" - даже 40-50-летние кажутся не старше шестнадцатилетних. Замечено, что со временем монахи и особенно монахини заметно уменьшаются в размерах, хотя это нечто иное, чем возрастное или аскетическое "усыхание" тела. Вследствие занятии практиками у монахинь прекращаются месячные, а грудь становится, как у молодой женщины. От Тьян женская часть нашей экспедиции узнала много чего интересного: например, что манера российских монахинь плотно завязывать платок вокруг головы ничем не оправдана - по мнению даосов, уши должны быть непременно открыты, чтобы слышать мир, звуки. Интересно, как бы они прокомментировали наличие к российском гардеробе шапки-ушанки...
В отличие от буддистов, даосы не стригут волосы, считая их даром "прежних небес", то есть отца и матери. Одеты монахи и монахини примерно одинаково, в чёрно-белой гамме - тёмный халат, тапочки и брюки. А чередованием красного и чёрного в "парадной" одежде слегка напоминает католических священников. "Даосы верят, что одежда содержит в себе дух, который может стать союзником человека, а может - недругом, - говорит мастер Чом. - Как пища, приготовленная человеком в плохом расположении духа, становится энергетическом ядом, так и одежда, сшитая в неблагоприятном месте неудовлетворёнными жизнью людьми, влияет негативно на человека". Вероятно, поэтому уход за одеждой у даосов тщательный, как за второй кожей: её просушивают на плечиках на "гардинах" под изогнутой крышей монастыря. Вне монастырей даосы иногда живут группами-семьями и обладают "бессмертными костями", то есть их тело наделено особыми свойствами. Между собой они говорят на "секретном" языке - особом диалекте китайского с обилием "профессиональных" слов и ассоциаций, непонятных посторонним. Считается, что даосы наделены от рождения сверхъестественными свойствами, которые передаются им генетически. В их среде хранятся как семейные реликвии книги или рукописи литургического свойства. Обладание такими реликвиями позволяет даосам занять официальную позицию в небесной иерархии - они являются своего рода чиновниками в мире богов и духов.

ВРАТА ВЕЧНОСТИ
"А можно ли человеку традиционного европейского самосознания приблизиться к бессмертию... или его даосской интерпретации"? - задаём, наконец, самый неотложный вопрос мастеру Чому.
"Для ответа на этот вопрос надо уходить в горы, изменять свой дух и своё представление о мире. Великий дух, формирующий условия существования, не может быть познан тем, кто не изменил себя. В "Каноне Бессмертных" говорится о трёх типах бессмертия, которые может постигнуть человек. Первый, наивысший уровень бессмертия - небесный. Он связан с полной трансформацией, включая физическое тело - достигшие его восходят на небо. Второй уровень - земной, на нём достигается развитие энергетического тела, способного жить без физического на священных горах или в особых "пещерных небесах". Достигший данного уровня "освобождается от трупа" через смерть и последующее воскресение. Третий уровень бессмертия наступает тогда, когда развитое энергетическое тело структурируется и покидает своё тело неосознанно, под воздействием каких-либо причин. Считается, что это тело хоть и не разумное, но также становится бессмертным. Это самый низкий уровень бессмертия".
Из дальнейших бесед выяснилось, что каждый человек имеет от природы свой дух бессмертия, который он мог развить или погубить в течение жизни. Чтобы достигнуть разных состояний вечной жизни, следует, соответственно, пройти через совершенствование тела, энергии и духа. Разделение достаточно условное, так как каждое из направлений затрагивает остальные. В зависимости от того, какой уровень духовной практики будет достигнут адептом, и можно определить, станет ли его дух бессмертным. Посему практики в даосском монастыре играют никак не меньшую роль, чем молитвы, обеты и посты в христианском. Среди них вполне знакомые европейцам тайцзи или багуа, однако преобладают медитативные. Медитация осуществляется в храмах на специальных полуковриках-полуподушках - в том числе есть специальные для больных и старых. В принципе, медитацию можно проводить и лежа, хотя поток внутренней энергии при этом будет иным - произойдёт усиление инь-энергии, и итоге может развиться состояние, сходное с летаргическим сном.
Для достижения бессмертия нужно в общем-то немного: не жить половой жизнью, заниматься практиками, выполнять долг пред ближними. Объединить такие нехитрые требования, однако, бывает не просто: ради монастырской жизни нельзя, например, бросить семью. Правда, ряд даосских школ не признает института монашества и требования безбрачия. Надо полагать, существуют разные практики перераспределения сексуальной энергии в целях вечной жизни.
Однако немало практик "внутренней алхимии" остаются не то чтобы тайными, но требующими весьма серьёзного к себе отношения - иначе говоря, веры. Но это не обычная вера во Всевышнего. Если христианские святые - это мученики, мусульманские - влюбленные в Аллаха подвижники, буддийские - великие медитаторы, конфуцианские - учёные, то даосские святые (боги или духи) - это те, кто овладел сверхъестественными силами и показывают путь к ним.
"Вера не должна быть ожидаемой, она должна быть реализуемой, - неспешно разъяснял нам восточные мистерии мастер Чом. - Отсутствие веры лишает человека ориентира и усиливает хаос его действий. Если человек не опирается в своих действиях на веру, он становится заложником спешки и ожидания, которые исходят из сомнения. Неверие же в духовную силу лишает человека дополнительной защиты".
Серьёзным шагом на пути к бессмертию считается практика многолетнего отшельничества. Избравшие её проводят до девяти лет, а то и более, в закрытой келье или скиту. На естественный, по нашему разумению, вопрос, как они там с ума не сойдут, монахи отвечали, что вообще-то "узник совести" через некоторое время приобретает невиданную ранее свободу и может без труда перемещаться по всему миру. Для пущей надежности отшельников "пещерных небес" иногда замуровывают в их схронах, оставляя лишь малое окошко для пищи, воздуха и света. Надо сказать, отопления в монастыре нет, и зимами бывает довольно промозгло даже в более "обустроенных" кельях. На момент нашего посещения отшельнический скит пустовал - недавно его освободил очередной долгожитель. Каким образом, мы уточнять не стали. Спросить у монаха: "А где тут проживают бессмертные?" - всё равно, что у европейской женщины поинтересоваться возрастом. Интимное, в общем, дело - отношения с вечностью и Богом, даже если тот называется Путь.

СЛОВА, СЛОВА...
Возможно, такое впечатление возникает и из-за довольно своеобразного стиля общения с даосами: вам ответят практически на любой вопрос, включая, например, дату вашей смерти. Из нашей группы на это отважился только один - и, судя по задумчивому выражению лица, остался более-менее удовлетворен. Даосы весьма неплохо знакомы с астрологией, могут просканировать ваше тело не хуже компьютерного томографа, к тому же в некоторых храмах готовят медиумов-ясновидов посредством техник транса. Но по своей инициативе бессмертные обычно не стремятся демонстрировать что-то из своих сверхвозможностей - в иерархии их ценностей паблисити просто не значится. Любую выказанность они рассматривают как условие для потери самого себя, поскольку нужность человека определяется его естественностью, которую, в свою очередь, охраняет скромность.
В этом учении сочетается язык философии и притчи, мифологического образа и мудреного парадокса. Как говорил Чжуан-цзы, последователь Лао-Цзы, "если бы слов было достаточно, то, проговорив целый день, мы сумели бы исчерпать Дао. Поскольку же слов недостаточно, то, проговорив целый день, можно исчерпать лишь материальное. Дао - нечто вне материального. Его не выразить ни в словах, ни в молчании".
Зато истинного даоса никогда не озадачит вопрос типа "что происходит с кулаком, когда я открываю ладонь?" - для него совершенно очевидно, что предметы одновременно являются и действиями. Неспроста многие существительные в китайском языке являются и глаголами. Поэтому тот же Чжуан-цзы может вполне прокомментировать Дао и более наглядным образом: "Пьяный, вывалившийся на ходу из повозки, может сильно разбиться, но не до смерти. Кости у него такие же, как и у других людей, но несчастья он встречает несколько иначе, потому что его дух пребывает в состоянии безопасности. Сел в повозку неосознанно и упал с неё так же неосознанно.
Мысли о жизни и смерти, удивление и страх не проникли к нему в сердце, и поэтому, падая, он не сжимается от страха. Если человек обретает подобную целостность от вина, то какую же целостность должен он обрести от Спонтанности!"
"Следует ли разделять даосизм религиозный, философский и практический?" - спросили мы напоследок мастера Чома. - "В какой цвет тополь не крась, он всё равно останется тополем. Как Дао не обзывай, оно всё равно останется Путём. А на этом пути чего только может ни быть. Но главное в нём неизменно: ответственность за своё существование нельзя переложить на кого-то ещё. Поэтому сравнивать даосизм с другими видами религий можно только по определению, но никак не по существу".


В ОБЪЯТИЯХ ПУСТОТЫ

  • Практически каждый даос "держит на себе" весь храм, воспринимая его как своё единое тело. Регулярно настоятель обходит все алтари, осматривает изваяния богов и духов, и вдыхает в них жизнь за счёт своей энергии. Без этого выставленные в храме боги превращаются в бессмысленные куклы. Говоря с посетителями, даос не пытается его ошарашить, чем иногда грешит маг. Он вникает в проблемы посетителя, определяет, к каким духам ему следует обращаться, находит нужные молитвенные формулы и выписывает "талисман" - огромный каллиграфический знак, напоминающий увеличенный иероглиф с большим количеством графических элементов, который призван помочь посетителю в его проблемах.
  • Небольшое количество даосов становятся великими мастерами. Им выписывается "свидетельство о бессмертии" другими великими мастерами. Это свидетельство показывает также, что его обладатель обладает достаточным контролем над собой и контактом с высшими силами, и способен решать проблемы своей жизни и смерти, как того пожелает.
  • От философско-практического даосизма следует отличать коммунальный или народный даосизм. Последний является частью повседневной жизни людей и более ориентирован на моральное воспитание и коллективные церемонии. Хорошее моральное поведение вознаграждается здоровьем и длинной жизнью, в то время как плохое приводит к болезням, смерти и загробным страданиям. Множество богов являются своего рода администраторами вселенной, частью которой они являются. От этих богов поступают откровения священных текстов. Священники фольклорного даосизма часто женаты и живут вместе с семьями в общинах, которые они обслуживают - изгоняя нечистую силу и совершая иные мудрёные ритуалы. Боги глубоко связаны с бытовой жизнью каждого китайца, выступая то источником бедствий, то - щедрых подарков. Каждый объект текущей жизни имеет что-то вроде ангела-хранителя - довлеющий над ним дух, с которым нужно консультироваться и умиротворять.

ДАОССКИЕ ДОМОВЫЕ... БОГИ

  • "Народные боги" представляют собой мастерски сделанные куклы в изысканных одеждах. Рядом висят таблички с их именами и "историей жизни". На стенах выгравированы списки наиболее щедрых пожертвователей. Перед храмовым алтарём - столы для приношений, перед ними - колонны с драконами и огромный треножник - сосуд для сжигания благовоний. Во дворе храма стоят изукрашенные резьбой огромные печи для сжигания бумажных денег, которые приносят в жертву духам.
  • Иногда на алтаре "собирается" множество духов. Каждый со своей свечкой. Во многих храмах - алтарь Юпитера (звезда годов) и дух текущего года - можно увидеть и всех остальных духов 60-годичного цикла, ожидающих своей очереди. Часто в даосских храмах стоят фигурки Будды и Бодхисатвы, Конфуция и конфуцианских учёных. Бывает, в буддийских храмах выставляют даосских богов.
  • Такая "божественная" иерархия подозрительно напоминает чиновную, поскольку не является раз и навсегда заданной и строится по "рейтинговой" системе. Те боги, обращения к которым особо результативны, медленно продвигаются к высшим рангам. Те же, которые не исполняют просьб, "задвигаются". Известны случаи, когда за провинности богов наказывали. Когда один из богов высокого ранга не откликнулся на просьбу о дожде, несмотря на щедрые жертвоприношения, он был снят с алтаря и публично высечен. Чтоб впредь не ленился.
  • Иерархия даосских богов довольно громоздка. Верховным божеством является Нефритовый Император (Юйхуан Шанди). Но он находится высоко и редко принимает доклад по мелким вопросам - для этого имеются боги помельче. В каждой местности обязательно имеется Бог Земли, соответствующий данной местности. В каждом доме - бог домашнего очага. Поклоняться следует только тем духам, которые как-то связаны с твоей семьёй или были рекомендованы даосом. Остальных просто вежливо игнорируют. Но при этом все сознают, что боги в храме нужны для установления контакта с высшими силами.

Фото: Маргарита Ци, Юрий Плясов, Евгений Пономаренко;
текст: Ник Эссей, Марина Алексеева
Категория: О "вечном" | Добавил: zachom (10 Апр 2010)
Просмотров: 2556 | Теги: ЧОМ, Дао
Всего комментариев: 0
avatar
Меню сайта
Категории раздела
О "вечном" [20]
Детский вопрос... [2]
Среда [1]
Компьютер [9]
Медидеи [1]
Звери-люди
Вход на сайт

Поиск
Tags
живность Собака мульт жизнь осознание документалистика web вода развитие Здоровье обои литература цветы дети Монтессори рабочий стол walls чёрный черный Кошка природа пекинес ИНБИ ЧОМ пищеблок фильм животные вера wallpapers география города арабы Йемен лес Кострома Нея Крым Орджо небо эфир рукоделия Горы кола Заполярье растительность юмор Ретро время JP Москва
P.S.
SaveFrom.net
Run myPhoneDesktop
Web Client:
Статистика


Copyright MyNoMy © 2017
Используются технологии uCoz
Наш опрос
Оцените сайт:
 
Всего ответов: 147
Друзья сайта